БЛОГ ДЛЯ МОИХ УЧЕНИКОВ

БЛОГ ДЛЯ МОИХ УЧЕНИКОВ

суббота, 14 апреля 2012 г.

Марина Королёва рассуждает о новых словах из "Словаря модных слов"


Профессор кафедры литературно-художественной критики МГУ, доктор филологических наук, лингвист и писатель Владимир Новиков стал автором «Словаря модных слов» — первого в России опыта научно-художественного описания современной речевой моды.


Автор вскрывает огромный пласт современной наиболее часто употребляемой лексики. При этом рассматриваются и новые словечки вроде «гламура», и те смыслы, которые придаются ныне издревле знакомым словам (например, «исчезнуть» по отношению к человеку), и делаются глубокие выводы хоть и очень простым языком. 
Новая книга В. Новикова — не только увлекательное чтение. Вслушиваясь в современную русскую речь и отмечая множество неточных словоупотреблений, нелепых выражений, тем не менее перешедших в языковые штампы, автор учит своих читателей с должной ответственностью относиться к тому, что вылетает из их уст.
Фанат и фанатик.
Два слова-близнеца!
Такие похожие, почти неотличимые, а надо же, по значению - достаточно разные. Их до сих пор путают довольно часто, хотя сами фанаты наверняка обижаются, когда их кто-то случайно назовет фанатиком. Да и фанатики вряд ли захотят, чтобы их поставили на одну доску с какими-то там непонятными фанатами.
Автор "Словаря модных слов" Владимир Новиков припоминает, что в конце шестидесятых годов новое тогда словцо "фанат" было почти тождественно привычному "фанатик". Фанатик - человек, до исступления (до фанатизма!) преданный своей религии, вере или же какой-то идее, какому-то важнейшему для него делу. Фанатиками можно назвать как жестокого церковника, который отправляет еретиков на костер, так и ученого, который круглые сутки просиживает в лаборатории, добиваясь во что бы то ни стало нужного результата.
Наконец, революционеры и террористы, которые регулярно швыряли бомбы в царей и генерал-губернаторов - все они были фанатиками.
Совершенно особым содержанием наполнилась сокращенная форма "фанат". Это преданный поклонник кого-то или чего-то (личности или вида спорта), как говорят словари. На самом деле так вообще называют только спортивных болельщиков и поклонников поп- и рок-исполнителей. Можно быть фанатом "Спартака" или "Зенита", фанатом Майкла Джексона, Мадонны или Филиппа Киркорова.
Но вот только, как ни крути, не пристает слово "фанат" к людям, страстно увлеченным, скажем, классики или, например, авторской песни.
Вопрос - почему это так?
Как предполагает Владимир Новиков, все дело в том, что фанаты выбирают своих кумиров в подражание другим: все бегут - они туда же, перегоняя друг друга, здесь в принципе нет места размышлениям и оценкам. Так или иначе, но у слова "фанат" ограниченные области применения: спорт, поп- и рок музыка, и другие развлечения.
Что до языка, то пара "фанатик - фанат" напоминает другую пару слов: зонтик и зонт. Если вы помните, сначала в русский язык пришло из голландского слово "зонтик" (zondek), которое потом стало "зонтом". Так и здесь: фанатик - от польского fanatyk, которое восходит к латинскому fanaticus (исступленный). И только потом появился фанат!
Впрочем, процесс сокращения пошел дальше: вот уже и "фаны" есть. Кстати, словечко не такое угрожающее, как фанат. Симпатичное!

Тусовка
Это слово все слышали и все время от времени произносят.
Многие его терпеть не могут, у него почти нет поклонников и защитников. Но оно живет, да еще как! Научные словари ставят рядом с ним помету "очень частотное". А ведь оно - невзрачное, незнатное, происходит из жаргона... Как правильно говорит Владимир Новиков, автор Словаря модных слов, за короткое время слово это сделалось своего рода речевым олигархом, скупившим целую тьму значений. Чтобы вас дальше не томить - это слово тусовка.
Поначалу тусовкой называли молодежную компанию, а "тусоваться" означало "слоняться без цели, общаться в пределах некоторого пространства". Тусовочность связывали еще с бытом богемы, преимущественно музыкальной, с жизнью хиппи, с жизнью разных полукриминальных сообществ. Но с какого-то момента тусовками стали называть все, просто все подряд собрания, совещания, корпоративные вечеринки, балы, фуршеты, торжественные обеды и ужины, презентации, премьеры-прогоны, научные симпозиумы...
Кроме того, прилагательное "тусовочный" приобрело значение "светский", а глагол "тусоваться" стал означать "вести активно-публичный образ жизни". Оказалось, что у всех есть своя тусовка: у бомжей - своя, у звезд экрана - своя, даже у глав государств - и у тех своя тусовка!
Получается, что словом тусовка стали обозначать любое значимое публичное событие, любую профессионально-корпоративную или неформально духовную общность. И все мы, независимо от возраста и положения, вынуждены нет-нет, да воспользоваться этим словом.
Владимир Новиков приводит пример: как назвать литературные мероприятия, которые проводятся литературными журналами по случаю их юбилеев или в связи с торжественным вручением их авторам ежегодных премий? Сами видите, как много слов, а ведь их можно сократить всего до двух: толстожурнальная тусовка.
Красиво? Едва ли. Тем не менее другой замены вы действительно не подберете. Слово "тусовка" стало общепринятым и стилистически нейтральным, универсальным. Да что там - я с изумлением обнаружила слова "тусоваться" и "тусовка" в последнем издании Толкового словаря русского языка!
Есть, кстати, и версия происхождения этого (некогда) жаргонизма. Возможно, тусовка происходит от французского tous, то есть "все" (например, tous sont venus - все пришли).
Так что и происхождение самое благородное, вот оно как!

Толерантность
Это модное слово толерантность...
Слово, которого, да будет вам известно, до сих пор нет в Толковых словарях русского языка!
Найти его можно разве что в словарях иностранных слов да в каких-то специальных словарях (например, методических терминов). От латинского tolerantia - терпимость. И это действительно терпимость, которую человек проявляет к кому-то или чему-то. В культурологии этот термин используют, чтобы обозначить понимание и уважение к другой культуре, к отличиям представителя другой культуры - этническим, национальным, расовым, религиозным, языковым.
Можно толерантно относиться к чужому образу жизни, к чужому поведению, к обычаям, мнениям, идеям.
На бумаге это действительно выглядит красиво, в жизни все иначе. Как замечает филолог Владимир Новиков в своем Словаре модных слов, люди простые это слово, толерантность, как правило, и знать не знают, а завзятые интеллектуалы как услышат его, так морщатся: только толерантности нам здесь не хватало! Религиозные взгляды не оскорбляй, на национальные одежды покоситься не вздумай, чернокожих не рискуй называть неграми, держи язык за зубами, слова не скажи о секс-меньшинствах...
Эдак, страшно и помыслить, до пресловутой западной политкорректности докатиться недолго!
Самому автору Словаря модных слов нравится и политкорректность, и толерантность, да и против терпимости он ничего не имеет: по его мнению, русское слово "терпимость" всегда звучало положительно, его не скомпрометировало даже сочетание "дом терпимости".
Со своей стороны, могу добавить, что слово толерантность - если и не само понятие, то хотя бы слово - явно завоевало себе место под солнцем в русском языке. Если сначала казалось, что слово ничего, кроме раздражения, не вызывает, то теперь уже очевидно: оно прижилось.
Правда, с самой толерантностью дела у нас обстоят не так хорошо, как хотелось бы, но пусть хоть слово будет.
А там, глядишь, и понятие за ним подтянется.

Спонсор
Новые слова у большинства говорящих поначалу вызывают не просто неприятие, а совершенно конкретную ненависть.
Потом мы с ними смиряемся, привыкаем к ним, а то еще и любить начинаем. В общем, со словами все, как с людьми. Потом вдруг глянешь - а без этого слова, кажется, уже и невозможно представить себе окружающую жизнь! Так было с дилером, брокером и, конечно, так получилось и со спонсором.
Кто-то и до сих пор требует заменить слово спонсор чем-то более русским, более симпатичным, традиционным, а кто-то, напротив, убежден, что слово самое что ни на есть красивое. Вот Владимир Новиков, автор "Словаря модных слов", вообще уверяет, что это английское слово чувствует себя сейчас в России вольготнее, чем дома. За границей спонсорства в целом, может, и больше, чем у нас, но у нас это самое спонсорство, согласитесь, куда веселее!
Найти спонсора на Западе чрезвычайно трудно, констатирует Новиков, приходится для этого писать множество бумаг, что-то доказывать, потом осторожно и аккуратно тратить предоставленные найденным спонсором деньги, отчитываться за каждый цент. А у нас, признает языковед, само слово спонсор звучит сладко, как халва, а если быть точным - как "халява".
Добудет человек спонсора - и пошло-поехало: выпустили пилотный номер газеты-журнала, устроили фуршет, раздали первые зарплаты, а что там будет с проектом, под который и даны были деньги, не так уж важно. Основали издательство - а оно ничего не выпустило. Отчет, говорите? Так можно же отчитаться по образцу гоголевского городничего: дескать, церковь строилась-строилась, но сгорела. Действительно, пожаров в России много.
Что касается словарных толкований спонсора, то тут все зависит от самих словарей. Вот последнее издание Ожегова гласит, что спонсор - это "лицо, организация, фирма, выступающие как поручитель, заказчик, устроитель, финансирующая сторона". Правильно? Правильно. Но в Большом словаре русского жаргона толкование куда веселее: "богатый любовник, содержащий, материально поддерживающий девушку". Тоже правильно, но в несколько другом смысле. Два пласта русского языка - две системы понятий, замечает Владимир Новиков, который совершенно справедливо помещает спонсора в число "модных слов".
В любом случае без этого слова современная русская речь - ровно в такой же степени, впрочем, как и современная русская жизнь - уже не обходится.

Реально. Реальный

Действительно существующий, не воображаемый. Осуществимый, отвечающий действительности. Практический, безусловно исходящий из понимания условий действительности.
Все это - значения прилагательного реальный. Это все значения слова, спросите вы? По словарю - да.
На деле же в нашей речи, особенно речи разговорной, у прилагательного реальный и у наречия реально все чаще просматривается (скорее даже, "прослушивается") несколько иной смысл: реально - это "хорошо". Как отмечает Владимир Новиков в своем Словаре модных слов, в былые времена одобрение выражалось такими жаргонными словами, как железно, законно, классно, клево, обалденно, теперь же все это легко заменяется на реально.
"Классно отдохнули" - это, в переводе на современный молодежный, активно работающий язык, зазвучит как реально оттянулись.
Владимир Новиков считает слово реально в таком значении принадлежащим молодежному жаргону, но полагает, впрочем, что значение это временное: молодежи скоро обязательно понадобятся очередные, новые словесные краски, и она их легко отыщет в палитре русского языка. Но, сдается мне, молодежью слово реально себя не ограничивает, продолжая вербовать себе все новых и новых почитателей.
"Мы это реально делаем, и это реально помогает" - так могут сказать сейчас и чиновники, и депутаты, и ученые, и инженеры, да что там, бери выше - это и президент вполне может сказать.
"Реально" чем дальше, тем больше становится словом-усилителем смысла.
А может, друзья, все дело в более общих вещах, не только языковых? Согласитесь, мы сегодня мало кому и чему верим. Мы не верим делам и уж, конечно же, не верим сказанным нам словам, нам мало их словарных значений. Мы очень хотим, чтобы нам обязательно подтвердили: да, это так, это действительно так, это на самом деле так, в этом не может быть ни малейших сомнений!
Поэтому мы, видимо, и добавляем в свою речь это самое "реально" - к месту и не к месту, по поводу и без.
Ну и действительно, ведь мы хотим, чтобы нам и вправду поверили, реально поверили, а не просто сделали вид, что верят! Ведь если с доверием проблем не будет, усилитель в виде слова "реально" нам не потребуется.
Если же будут проблемы, то слово реально в указанном значении обязательно дойдет и до словарей, никуда не денется.

Позиционировать
Как ты себя позиционируешь?
Обратите внимание на этот вопрос - спрашивающего интересует не кто ты есть, не кем ты являешься, не что ты представляешь из себя в действительности, а хитрое такое, уклончивое, "как позиционируешь"...
Вообще-то словари в один голос дружно определяют глагол "позиционировать" как однозначно книжный. Это означает, что в разговорной речи встречаться он, в принципе, не должен. Но он еще как встречается, причем все чаще и чаще! В бизнесе слово сегодня просто стало термином. "Позиционировать" в среде деловых людей означает определить своему товару место относительно товаров твоих конкурентов.
Наше непобедимое пристрастие к красивым словам, особенно с "иностранным акцентом", с иностранным звучанием, давно известно. И действительно, кому может в принципе быть интересен такой вопрос: "Что это за партия?". Другое дело - "Как эта партия себя позиционирует?". Или, согласитесь, фраза "Этот фильм будет рождественской сказкой" гораздо менее притягательна и эффектна сегодня, чем вот такой оборот: "Создатели позиционируют свой фильм как рождественскую сказку". Ведь звучит же!
Правда, между "быть", "являться" и "позиционировать" есть разница, и довольно заметная и, безусловно, смысловая. Действительно, одно дело сказать "он демократ", и совсем другое "он позиционирует себя как демократ" (то есть, по словарю, определяет, характеризует себя). Он, может, и позиционирует, но все понимают, что на самом деле этот условный "он" никакой не демократ, а, наоборот, скажем, сторонник абсолютной монархии, бескомпромиссный к идейным соперникам.
Латинский глагол ponere означает "класть, ставить". От него произошло слово "позиция" (по-нашему - положение), а в переносном смысле - точка зрения. Как совершенно справедливо замечает филолог Владимир Новиков в "Словаре модных слов", если встал на определенную позицию, так и стой на ней, будь последователен, отстаивай свои взгляды. Зачем еще заниматься каким-то "позиционированием", кого-то изображать, на людях демонстрировать несвойственные тебе черты?
Новикову видится за этим словом беспринципность, суетливость, желание угодить и нашим, и вашим. Мне - еще и желание во что бы то ни стало размыть суть, увести нас от этой сути. В этом смысле позиционировать действительно стоило бы переводить как "делать вид".
Хотя в словарях такого значения вы точно не найдете!

Продвинутый
Продвинутый. Посмотрите только, сколько самых разнообразных сочетаний предлагает при запросе этого слова интернет-поисковик: там есть и продвинутый пользователь, и продвинутый переводчик, и продвинутый новичок (непонятно только, что бы это могло означать?).
Представляете, есть даже продвинутый папа!
Это причастие, которое относительно недавно стало прилагательным, употребляется сегодня так часто, что у многих чуть ли не аллергию вызывает, - в этом я целиком согласна с Владимиром Новиковым, который включил это слово в часто цитируемый мной "Словарь модных слов". Формально придраться, конечно, трудно: слово продвинутый уже узаконено всеми толковыми словарями в значении "находящийся впереди, более совершенный по сравнению с другими".
И даже помета разговорное не нарушает его с недавних пор вполне законный статус.
Другое дело, насколько законно это слово стало таким назойливым, насколько законно оно пробивается, "продвигается" уже не только в разговорную, но и в литературную речь, начиная употребляться к месту и не к месту. Вот кто-то говорит о своем ребенке: "Он у нас такой продвинутый", - и непонятно, надо тут радоваться за малыша и его родителей или, совсем даже наоборот, насторожиться?
Впрочем, наши оценки, какими бы они ни были, на процесс продвижения "продвинутого" вряд ли повлияют и уж точно не затормозят: уж если "процесс пошел", как говорил один мой любимый политик, его уже ничем не остановишь. Значит, пока можем лишь наблюдать.
Откуда свалилась на нас эта продвинутость?
Оттуда же, откуда большинство наших современных заимствований, - из английского языка. В данном случае это слово advanced. И заметьте, оно из языка профессиональных филологов, авторов учебников иностранных языков, то есть это практически термин! Продвинутый курс, продвинутый уровень - все это сегодня спокойно выносится на обложки учебников, и всем понятно, о чем речь. Впрочем, когда-то, замечает Владимир Новиков, и вышеупомянутое английское прилагательное advanced в двуязычных словарях переводилось исключительно как "передовой", и, согласитесь, здесь это слово отдает уже изрядным пафосом.
Продвинутый - это как-то проще и безопаснее, чем передовой.
Может, потому слово нам и приглянулось.

Попса
Попса...
У нашего "простого русского слова" попса - иностранная начинка. Английское pop, сокращение от popular (популярный). Популярные песни (во множественном числе pops) и есть попса по-русски.
До попсы это называлось "эстрадными песнями", но суть осталась та же.
Между тем слово попса из явно жаргонных переквалифицировалось, пусть и не так давно, в общелитературные. Хотите подтверждений? Пожалуйста.
Словарная статья "попса" есть, кстати, в новой версии Толкового словаря Ожегова! В соответствии с толкованиями этого уважаемого и авторитетного издания, попса - это "музыкальные произведения, исполнительство, рассчитанные на нетребовательных слушателей, малокультурную молодежь", ни больше, ни меньше! А кроме того, попсой, оказывается, называют и аудиторию таких "малокультурных" слушателей.
С подобным толкованием не может согласиться автор часто вспоминаемого нами "Словаря модных слов" Владимир Новиков. В его книге сказано, например, что аудитория попсы включает и людей старшего возраста, так что "малокультурная молодежь" тут совершенно ни при чем...
Другое дело, что попса, как и эстрада, - это категория массовой культуры. Для интеллектуалов попсой во времена оные были и песни Арно Бабаджаняна на стихи Роберта Рождественского, и песни Александры Пахмутовой на стихи Николая Добронравова - если смотреть из времен сегодняшних и сравнивать с сегодняшними эстрадными песнями, настоящие, по гамбургскому счету, шедевры..
Но главные враги попсы - не интеллектуалы, а рокеры.
Их тревожные, жесткие ритмы, столь же нервные и бескомпромиссные тексты, сложные мелодии решительно, действительно, совершенно несовместимы со сладенькой "эстрадой", которую они всегда считали музыкой в два прихлопа три притопа.
О, как же рокеры ненавидят попсу!
Но попса, подчеркивает Новиков, вовсе не является синонимом халтуры. Ведь последняя может быть и в элитарном искусстве. Скажите пожалуйста, разве не бывает плохих опер и балетов? Еще как бывает.
С другой стороны, попса, поп-музыка может быть как раз очень и очень высокого уровня, и примеров этому не только на западной, но и на российской эстраде достаточно много.
Хотя я лично совершенно не уверена, что с этим тезисом согласятся отечественные интеллектуалы и рокеры...

Комментариев нет:

Отправить комментарий